В.К. Глухих: "Нам не привыкать преодолевать трудности"

RSPP1344О развитии отечественной промышленности и влиянии на него Федерального закона «О промышленной политике в Российской Федерации», проблемах импортозамещения, экономических интеграционных процессах на пространстве ЕАЭС и многом другом беседуют президент Международного Конгресса промышленников и предпринимателей (МКПП) В.К. ГЛУХИХ и главный редактор журнала «Стандарты и качество» Г.П. ВОРОНИН.

 

 

• Каково современное положение дел в российской экономике?
• Как развиваются интеграционные процессы на постсоветском пространстве?
• Что необходимо для преодоления экономического кризиса?
• Как выстраиваются отношения власти и бизнеса?

— Виктор Константинович, у вас большой опыт в организации промышленности. Как Вы можете охарактеризовать современное положение дел в этом секторе экономики?

— Любое государство, если оно государство, должно заниматься экономикой, а не только политикой. Сегодняшняя структура управления все еще имеет большой уклон в сырьевой сектор, за счет которого мы 30 лет назад поднимали свою экономику и развивали отстающие отрасли. Крайне мало внимания уделяется производству средств производства. Вне нашего поля зрения остался машиностроительный комплекс, в частности станкостроение и инструментальная промышленность. Предприятия, построенные в советское время, не только не развиваются, а наоборот, закрывались и закрываются. Ни один из станкостроительных заводов не перешел на новую ступень развития. Сейчас существуют средства производства, работающие одновременно по пяти координатам и позволяющие производить любые виды обработки: точение, фрезерование и другие виды обработки. Если раньше надо было сначала деталь проточить, просверлить, отфрезеровать, сделать окончательную обработку, то теперь надо всего лишь поставить заготовку на станок, включить его и снять готовую деталь. Но это достаточно сложная технология, которой в полной мере мы не обладаем. Занимались ли мы в последние годы созданием новых станков и программного обеспечения к ним? Нет. А в таком случае, о каком импортозамещении можно говорить?

— А вообще можно ли успешно решить проблему импортозамещения?

— Это слово ввели в наш лексикон люди, которые никогда не работали на производстве. Мое мнение: надо заниматься созданием экспортоориентированной продукции. Выпускать продукцию только для себя — дело неблагодарное. Это означает, что мы всегда будем идти в хвосте чужих технологий, пытаться их заместить, причем не лучшим образом, потому что или металл будет не тот, или электроника подкачает. Нужно идти на шаг впереди, требовать от отечественных производителей повышения качества и конкурентоспособности на мировом рынке выпускаемой ими продукции. Все должны понимать, что российское — не есть худшее.
Так что задача не в том, чтобы насытить внутренний рынок, а в том, чтобы создать экспортоориентированную продукцию.
Сегодня 95% режущего инструмента для станков мы закупаем за рубежом. А ведь были у нас заводы, которые производили такие комплектующие в необходимом количестве и высокого качества. Но их либо приватизировали и обанкротили, либо закрыли и продали, либо перепрофилировали. Поэтому сегодня надо искать партнеров, с которыми можно строить предприятия, создавать новые рабочие места, одновременно избавляясь от импортной зависимости и создавая конкурентную продукцию.
Кроме того, чтобы решить проблему импортозамещения, нужна добрая воля Центробанка РФ, экономического блока правительства, чиновников, руководителей предприятий.

— Процесс приватизации промышленных предприятий продолжается, но промышленность в полную силу не работает. Почему так происходит?

— Когда я руководил заводом, то каждый понедельник обходил предприятие и смотрел показания расхода электричества и воды за выходные, ведь люди работали. Сейчас потребление воды и электричества в промышленности уменьшилось на 40%. Это означает, что свободных мощностей у нас сегодня 40%. Предприятия простаивают. Или их продают, причем по очень заниженной цене.
Если мы говорим об экономике, то должны четко понимать, что монетаристы загнали страну в тупик. В Америке денежной массы выпускается более 100% на ВВП, в Китае свыше 120%, в России — 42%. Нельзя при таких деньгах выпускать современную высокотехнологичную технику. Да и кредиты под 20—25% непосильны для промышленности. На Западе банки на закупку новой техники дают кредиты под 0,5—1%. Это своего рода премия для поддержания предприятия. У нас о таком даже и мечтать нельзя.

— Прошло больше года, как вступил в силу Федеральный закон «О промышленной политике в Российской Федерации». Как он повлиял на развитие промышленности страны?

— Нам на протяжении многих лет объясняли, что никакой промышленной политики не должно быть, рынок все поставит на места. Наши руководители не хотели понимать, что в любом, даже самом маленьком государстве, должна быть промышленная политика. Возьмем, например, Люксембург. Там никому в голову не придет строить самолеты — государство-то крохотное, его на машине за полчаса можно объехать. Но наша огромная страна просто обречена заниматься собственным авиастроением. Нужны новые отечественные самолеты, качественное их обслуживание не только на родине, но и за рубежом, а значит, необходимы новые кооперационные связи, современные аэродромы. Без государственной поддержки здесь никак не обойтись. На это и направлен закон о промышленной политике.

Я 10 лет проработал в Совете Федерации, когда закон только обсуждался. И должен сказать, что более тяжелого документа не встречал. В него было внесено колоссальное количество изменений, и только в прошлом году он вступил в силу. Главное в законе — признание того, что промышленная политика существует, есть стратегия ее развития, поставлены задачи, которые она будет решать. И это хорошо для нашей страны.

— Западные санкции ощутимо повлияли на нашу промышленность?

— Конечно, но по-разному. Где-то, например в машиностроении, создали большие трудности для производителей. А сельскому хозяйству, наоборот, дали ощутимый толчок для развития. Впервые за много лет мы обогнали Канаду и США по производству зерна. Наконец-то поняли, что незачем закупать пшеницу при наличии огромного количества черноземных земель, на которых можно ее выращивать.

В плохом всегда есть хорошее. Так и с западными санкциями. В послевоенный период, когда страна лежала в разрухе, во время холодной войны, когда мы жили и трудились в экономической и политической изоляции, на фоне роста патриотизма происходил колоссальный технический подъем. Нам не привыкать преодолевать трудности. Переживем и западные санкции.

— Некоторые российские компании, например металлургические, занимают лидирующие позиции на мировом рынке. Нередко это связывают с их серьезным участием в работе по стандартизации, что позволяет выпускать продукцию, соответствующую лучшим мировым стандартам. Но дело, наверное, не только в этом?

— Если мы возьмем металлургические компании, то надо вспомнить, с чего они начинали. А начинали они с продажи за рубеж металлического лома, который гнали эшелонами. У них было чем торговать, и существовала приличная финансовая база. Методом проб и ошибок эти компании поняли, что нужно Западу. После продажи металлического лома стали продавать металлические чушки, затем перешли на трубы, титановые изделия и прочую продукцию. Так постепенно, в течение 10—15 лет завоевывался западный рынок. Залог успеха российских металлургических компаний — в соблюдении международных стандартов и высоком качестве продукции. Именно это позволило им достичь высоких финансовых результатов.

— Вы достаточно активно высказываетесь по вопросам интеграции на постсоветском пространстве, в частности на пространстве ЕАЭС. Что мешает еще более эффективному развитию интеграционных процессов?

— Чтобы развалить страну, потребовалось несколько часов. Для того чтобы построить что-то новое, требуются годы, и не всегда все сразу получается. Мы пытаемся создать комфортные условия для эффективной экономической интеграции на пространстве ЕАЭС, поддерживаем открытость границ, развитие торговли, транспортной и коммуникационной инфраструктуры, стимулирование взаимных инвестиций и обмен технологиями, создание общих рынков капитала, обмен и развитие человеческих ресурсов, выравнивание уровня жизни в различных странах и регионах. Это приоритеты для всех участников интеграционного процесса.

Мы очень активно и плодотворно сотрудничаем с ЕЭК, ЮНИДО, ШОС. Однако работа, порой, продвигается трудно. Например, чтобы утвердить один документ в ЕЭК, надо согласовать его с представителями пяти стран, входящих в ЕАЭС. Договориться с бизнесом иногда намного легче, чем на государственном уровне. Все пытаются получить преференции в первую очередь для своих стран. Но находить консенсус надо, это в общих наших интересах.

— Каковы сегодня основные направления работы возглавляемого Вами МКПП? Насколько активно он сотрудничает с другими объединениями бизнеса — РСПП, ТПП России, «Деловой Россией», «ОПОРОЙ России» и др.?

— Конгресс объединяет представителей деловых кругов 26 государств. Его деятельность ориентирована на экономическую интеграцию и техническое развитие, консолидацию усилий национальных общественных организаций промышленников, предпринимателей и товаропроизводителей для проведения экономической политики, способствующей росту промышленной и предпринимательской активности, налаживанию разносторонних взаимовыгодных экономических связей на евразийском экономическом пространстве.

Мы сформировали общее эффективное экономическое пространство на основе объединения материального и интеллектуального потенциалов различных государств, создали действенные механизмы и инструменты взаимовыгодного двустороннего и многостороннего делового сотрудничества. Еще одно направление нашей деятельности — помощь предприятиям в адаптации к условиям рыночной экономики, производственной и коммерческой деятельности, расширении международных связей, содействие в реализации конкретных бизнес-проектов и программ.

МКПП активно сотрудничает и с другими объединениями бизнеса. Например, РСПП — учредитель нашего Конгресса — предоставляет нам возможность работать с крупным бизнесом. С ТПП России у нас есть соглашение о сотрудничестве в области малого и среднего бизнеса. Не так активно, как бы хотелось, взаимодействуем с «Деловой Россией». Но, думаю, все-таки постараемся поменять ситуацию в лучшую сторону.

— Вам доводилось занимать высокие государственные посты, но в то же время вы хорошо знаете бизнес-среду, проблемы предпринимателей. Изменилось ли взаимоотношение власти и бизнеса, стало ли больше взаимопонимания?

— Вне всякого сомнения, взаимоотношение власти и бизнеса коренным образом изменилось. Раньше это было взаимоотношение власти и «семибанкирщины». Но на каком-то этапе власть должна была расставить все по своим местам, показать, что каждый должен заниматься своим делом.
Главной заповедью для любого бизнеса должна стать любовь к своей Родине, своему народу. Не надо поливать их грязью, живя в Лондоне, Париже или Нью-Йорке. Бизнес должен создавать благоприятные условия для человека. В сферу заботы бизнес-сообщества должны входить организация рабочих мест, развитие здравоохранения и образования, вопросы экологии.

Но и власть должна помогать бизнесу, а не вставлять ему палки в колеса. Это касается как налоговых преференций и льготного кредитования, так и разного рода проверок. Может быть, тогда и наступит гармония в их взаимоотношениях.

— А теперь немного о будущем. Как долго, на ваш взгляд, продлится нынешний кризис?

— Нам давно нужно было обратить свой взор внутрь страны, а не смотреть на Запад или Восток. Все зависит от того, как мы будем работать с нашей промышленностью, сельским хозяйством, транспортом, как скоро начнем им помогать. Если все это сделаем быстро, не откладывая в долгий ящик, то кризис закончится через пять лет. Но если что-то менять только от выборов до выборов и для выборов, то кризис будет длиться очень долго.

— Когда, наконец, мы «слезем с нефтяной иглы», диверсифицируем экономику? Опережающее развитие каких отраслей позволит нам этого добиться?

— Проблема «нефтяной иглы» постепенно изживает себя. Спасибо за это мировому экономическому кризису.
Государство должно определить стратегические отрасли, которыми оно должно управлять. Почему, например, надо было отдать алкогольную промышленность проходимцам? Ведь раньше на доходы от продажи водки государство армию содержало!..
Если мы не будем развивать машиностроение, авиацию и космос, никакой диверсификации экономики не произойдет.

— Какой вы видите Россию, предположим, в 2030 г.?

— Однозначно процветающей. В это надо верить. Наша страна столько всего пережила, что она заслуживает лучшей доли. Кроме того, сейчас сформировался новый тип людей, которые гордятся своей Родиной, своим народом, флагом, гербом, русским языком, носителями которого они являются. Я в них уверен!